Есть подписи, которыми дорожат (ювелиры Van Cleef and Arpels)

Потратить деньги на драгоценности от VC& A - это, конечно, безумие. Но оказаться в этом безумии заодно с шахом Ирана и Аристотелем Онассисом, герцогом Виндзорским и Ричардом Бартоном, принцем Монако Ренье и Ага-Ханом - это уже не безумие, а успешный пиар.

 

Почему они выбирали для своих эпохальных подарков именно VC& A? Тут мы можем лишь гадать и строить предположения. Может быть, это была дань моде: все-таки в пятидесятые-шестидесятые годы не было более громкого ювелирного имени. Может быть, дань качеству. Той самой неповторимой технике serti mysterieux ("невидимая насадка"), которой в совершенстве владеют только мастера VC& A. Секрет этой техники - в искусном нанизывании на невидимую золотую нить рубинов и сапфиров, образующих плотно слитую драгоценную мозаику.

А может быть, все дело в женщинах, для которых эти драгоценности предназначались: ни Грейс Келли, будущая принцесса Монако, ни Жаклин Кеннеди, ставшая на время своего брака с Онассисом Джеки О, ни Уоллес Симпсон, вошедшая в историю под титулом герцогини Виндзорской, ни тем более Элизабет Тейлор - никак не проходили по ведомству скромных девушек и невинных невест.

Это были зрелые женщины с прошлым, в котором было много всего - и серьезных мужчин, и баснословных подарков. Чтобы заставить их все забыть и всех затмить, нужны были немалые усилия, огромные деньги и уникальные драгоценности от VC& A.

Так они и вошли в историю, эти реликвии великих любовных историй и свадеб века: жемчужно-бриллиантовое ожерелье Грейс, рубиновые серьги и кольцо Джеки, бриллиантовая застежка-браслет и ожерелье в виде рубиновой ветви Уоллес, коронационная диадема Фарах - все как один помеченные изящной монограммой парижских ювелиров.
"Il est des signatures auxquelles on tient" ("есть подписи, которыми дорожат") - девиз VC& A себя здесь полностью оправдал. Любовь может пройти, браки заканчиваются разводами или похоронами, а ювелирный дом VC& A на Вандомской площади в Париже живет и процветает.

 

Лучшим подтверждением неколебимой устойчивости фирмы и ее высокой репутации стали торжества в честь сотой годовщины свадьбы Альфреда ван Клифа и Эстель Арпель, положившей в 1896 году начало союзу двух знаменитых "ювелирных" кланов и созданию самостоятельной фирмы.

Одновременно с этим VC& A решил отметить еще один достойный юбилей - столетие со дня рождения Скотта Фицджеральда: ведь Зельда Фицджеральд в свое время так любила драгоценности от VC& A.

Из отчетов светской хроники известно, что торжества проходили в новых салонах на Вандомской площади с парадным ужином в ресторане отеля "Ритц", декорированным по такому случаю в стиле безумных двадцатых годов, с джаз-оркестром, расположившимся на краю бассейна. Само событие получило название "Алмаз размером с 'Ритц'" (по одноименному рассказу Фицджеральда). Среди гостей были, как всегда, крупные финансисты, бизнесмены, европейская знать, голливудские звезды, включая большую любительницу дорогих украшений Шарон Стоун, которая и на этот раз не растерялась, выбрав для себя фантастическое ожерелье, серьги и браслет из 725 грушевидных алмазов в платине.

Впрочем, клиенты VC& A - это не всегда супербогатые и знаменитые. Еще в 1954 году рядом с главным салоном был открыт именной бутик. Для тех времен это было своего рода революцией в мире ювелиров haute couture. Если в салоне выставлялись украшения, выполненные только в единственном экземпляре и стоящие целые состояния, то бутик предлагал менее дорогие серийные вещи, предназначенные, можно сказать, на каждый день.

А после недавнего перехода VC& A в Richmond group, позиции "драгоценностей для жизни" только усилились. И в этом чувствуется не один только коммерческий расчет: жизнь стала проще, мужчины прижимистее, женщины доступнее - соответственно, и украшения мельче.

 

С самого начала живая природа была главным источником вдохновения для его ювелиров. Недаром так часто встречается в их коллекциях тема "цветка". Лотос из аметистов, клипсы из рубиновых пионов, броши из бриллиантовых камелий... Такое впечатление, что вы не в ювелирном салоне, а в какой-то фантастической цветочной лавке. Для полного сходства не хватает только знойных ароматов.

Но и тут VC& A опередил своих конкурентов, выпустив в 1976 году свои фирменные духи, которые без ложной скромности были названы First. Позднее к ним прибавилось еще несколько громких названий: Gem, Van Cleef & Arpels pour Homme, Tzar, а весной 1994 года в специальном флаконе, украшенном настоящими бриллиантами и золотым листочками клевера, появились коллекционные духи Miss Arpels.

VC& A со своими бриллиантовыми бабочками, перламутровыми стрекозами, сапфировыми васильками, как ни странно, выглядит сегодня, в век подчеркнуто аскетичного дизайна, поразительно свежо и современно. В этих украшениях есть какая-то трогательная детскость, заставляющая забыть об их немалой стоимости, какая-то юная прелесть, способная добавить молодости любому лицу и осветить нежным блеском любую улыбку.

Особенно хороши броши - наименее популярный среди нашей публики ювелирный жанр. А между тем совершенно напрасно! Во-первых, они идеально походят для подарка (никогда не прогадаешь с размером!), а во-вторых, правила хорошего тона просто обязывают дополнять классическое "маленькое черное платье" непременной брошью, чтобы сразу отвести все печальные подозрения относительно вашего траура.

 

Кроме привычных драгоценных камней, ювелиры VC& A используют самые неожиданные материалы, например, молочно-голубой халцедон или бледно-розовый кварц, а в некоторых случаях, как в "фиалковом" сете, состоящем из броши и клипсов, - самое настоящее дерево, эбонит шоколадного цвета, украшенный бриллиантами, оправленными в золото.

Впрочем, классические для VC& A перламутр, эмаль, кораллы остаются по-прежнему актуальными в новых коллекциях, символизируя собой неизменность великих ювелирных традиций. Но есть и новации, заставляющие размышлять о завтрашнем дне VC& A, который видится прежде всего в создании многофункциональных украшений, способных к мгновенным трансформациям и перевоплощениям.

Это прежде всего коллекция Pluie, которая представляет собой изумительную по простоте и благородному изяществу дизайна комбинацию из чистейших бриллиантов и невесомых цепочек наподобие резиновых шнурков разной длины. Их можно надевать на шею, носить в виде вечерних серег с подвесками или просто серег на каждый день и даже повязывать вокруг бедер (если объемы позволяют!) вместо ремешка. Ювелиры VC& A не перестают искать новые формы, новые необычные сочетания, доводя до совершенства многие находки и открытия прежних лет.

Известно традиционно трепетное отношение VC& A к величине, чистоте и огранке драгоценных камней. О настоящих гонках парижских ювелиров за бриллиантами из Африки, рубинами из Бирмы, сапфирами из Кашмира, изумрудами из Колумбии уже сложены легенды.

Десятилетиями главными поставщиками VC& A были индийские махараджи. Закрытие или выработка некоторых месторождений изменяли способы и обстоятельства приобретения камней, но эксперты фирмы никогда не ошибались в определении их подлинного качества и реальной цены. Так, в 1980 году один из нынешних владельцев Дома Жак Арпель произвел настоящую сенсацию, потребовав снять с аукциона Christie's в Женеве знаменитый Deepdene - желтый бриллиант, оказавшийся искусственно окрашенным.

Из последних достижений VC& A - солитер, имеющий рекордное число граней (101), какого еще не знала ювелирная практика (обычно бриллиант в 1-1,5 карата имеет 58 граней). Но и более скромные по своему составу украшения, благодаря искусству ювелиров VC& A, выглядят поистине впечатляюще.

Речь идет о новой коллекции колец Entre les Doigts, обещающей стать в новом сезоне настоящим хитом. Их конструкция устроена таким образом, что кольца покрывают сразу два соседних пальца. Это может быть бриллиантовый цветок с двумя лепестками или бабочка из желтых сапфиров, или бриллиантовая лилия с бутоном из белой жемчужины. Девиз этой коллекции мог бы звучать так - "Два кольца по цене одного".

Любительниц менее вычурных украшений наверняка привлекут строгие современные перстни с топазами, аквамаринами и перламутром, совпадающие с последними остромодными тенденциями, возвращающими нас в "космический стиль" шестидесятых годов.
Не забывает VC& A и о мужчинах. Для строгих ценителей большого стиля и безупречных перфекционистов будет предложено несколько коллекций запонок, булавок для галстуков и даже специальных драгоценных заколок для вечернего пластрона - вещь весьма экзотическая по нашей жизни, но необходимая для тех, кто привык носить смокинг и знает, как важны правильно подобранные аксессуары.

И все же главным подарком от VC& A было, есть и будет обручальное кольцо. Точнее, целых два кольца: одно предназначается для помолвки, другое - для самой церемонии бракосочетания. Первое - классически-скромное и нейтральное, как объявление в газете о грядущей свадьбе, второе - сияющее и торжественное, как клятва в вечной любви. Оба полагается носить вместе, не разлучаться с ними никогда и не забывать историческую фразу, выгравированную на гербе VC& A: "Есть подписи, которыми дорожат".