Эмануэль Унгаро - великий искуситель

Он всегда ясно осознавал, чего хочет от жизни. Унгаро родился в 1933 году в семье портного-итальянца во французском городке Экс-на-Провансе.

Первой его "любовью" стала старенькая швейцарская машинка "Зингер", возле которой 5-летний проводил часы, завороженно наблюдая за работой родителей. Наблюдал он недолго и уже десятилетним мальчишкой стал помогать отцу, отныне и навсегда твёрдо решив, что станет художником-модельером.

 

Об отце Козимо Эмануэль всегда вспоминал с особой любовью (даже дочку свою назвал в его честь Козимой): "Нас было шестеро детей, вы представляете? Пятеро сыновей и одна дочка. Я второй по порядку номеров. Как отец и мать управлялись с этой оравой, я сейчас ума не приложу. Кошмар! Но они как-то умудрялись всех нас даже любить, а не только обувать-одевать-вытирать носы... Я думаю, это потому, что отец был шаман. Мы жили на юге Франции, в городишке Экс-ан-Прованс, вокруг нас росли розы, много роз, и оливы. Отец выходил на крыльцо нашего дома, подзывал меня к себе и говорил: 'Смотри на эти деревья!' Я смотрел, ничего не понимал: ну деревья себе и деревья... Он говорил: 'Оливы никогда не теряют листья. И никогда не меняют цвет. Они стареют достойно, как мудрецы, не суетятся... Не понимаешь? Ничего, потом поймешь'. Вот таким был мой отец. Вот таким было мое детство".

 

Третьей "любовью" Унгаро, когда он был ещё мальчишкой, стала девочка-цыганка. Возможно, именно отсюда проистекает пристрастие мастера к пёстрым и ярким краскам, за которые его впоследствии даже упрекали - мол, чересчур и цвета не сочетаются. Но Унгаро был непреклонен: "Я создаю не платья, а эмоции. Нет эмоции - нет коллекции. А эмоции не бывают бесцветными. По крайней мере, у меня".

 

Переболев в 16 лет туберкулёзом и закончив в 1953 году школу портных, Эмануэль совершает "рискованный" шаг - нанимается личным ассистентом к великому Кристобалю Баленсиаге - самому "суровому" парижскому кутюрье 50-х годов. Ему предлагали другие места - он отказывался и в конце концов был принят! И он был счастлив, совершенно счастлив целых семь лет, подавая маэстро ножницы.

"Я никогда не видел Шанель, но слышал, что она была гений... и монстр. Баленсиага не был монстром. Но он, конечно же, был гением. И однажды ночью, - Унгаро говорит об этом так, как будто это было вчера! - я стоял на углу своей улицы, был зверски голоден, жевал сэндвич и увидел воочию дом моды имени меня. Он находился, конечно же, на авеню Монтень! И я ни на секунду не усомнился, что именно так в конце концов все и получится". Так все и получилось.

Благодаря своему строгому учителю, Эмануэль развил у себя способность угадывать невысказанные желания людей. "Баленсиага был весьма неразговорчив. Мы должны были угадывать всё по его жестам. Всё обретало у него форму без какого-либо словесного выражения".

 

 

В 1965 году, уйдя от Баленсиаги, он снимает крохотную студию, и все делает сам - вплоть до ответа на телефонные звонки, открывания двери клиентам, приготовления кофе. Да что там, свою первую машину он купил, когда ему было уже 40 лет!

Через 3 года он открывает бутик одежды прет-а-порте, а в 1971 году получает немецкую премию за дизайн "Золотое веретено". Свою первую мужскую коллекцию Унгаро создаёт только в 1973-ем. Успех первой же коллекции позволил начинающему кутюрье покинуть тесную квартирку на Мак-Моан и обосноваться на авеню Монтень - самой, пожалуй, знаменитой улице Европы, где сегодня Дом Emanuel Ungaro занимает три этажа старинного особняка.

Но его самой искренней и восхищённой любовью пользуются исключительно женщины. И не только в качестве моделей. У Эмануэля было множество романов с самыми прекрасными и знаменитыми женщинами - Катрин Денев, Изабель Аджани, Анук Эме... Каждый раз создавая коллекцию мастер думает: "Как я могу внушить женщине, что она не сможет жить без моего платья?". Может, это и отдаёт холодным расчётом, но сам Унгаро не считает себя дельцом. "Женщины больше не подчиняются моде. Я предоставляю им возможность выбирать.

 

Благодаря этой философии, он вот уже более 30-ти лет относится к элите портновской гильдии. Скоммерческой точки зрения "от кутюр" уже давно потеряла всяческую привлекательность. То, что дизайнеры зарабатывают на высокой моде, не идёт ни в какое сравнение с их затратами. И тем не менее отказываться от высокой моды нельзя, считает Унгаро. Он рассматривает модели класса "люкс", как поле для экспериментов, результаты которых пойдут на пользу женщине со средним достатком: "Без высокой моды сегодня не было бы таких роскошных материалов, как декоративные ткани с блёстками и тончайшие кашемировые".

 


Что же характерно для моды "от Унгаро"? Мягкие струящиеся формы и восхитительные цветочные набивки. Его модели даже во времена холодного «космического стиля» были женственнее, чем творения его коллег Куррэжа и Кардена. Маэстро всегда питал слабость к узорам и краскам, так что 80-е годы, когда в моду на время вошли контрасты ярких красок с черным цветом, были для него очень благоприятны. Для Унгаро цветочки на клетчатой и полосатой ткани или крупный «горошек» развеселых тонов - вполне обычное дело. Кстати, Унгаро не зарисовывает свои наброски, а приступает к работе с тканью прямо на теле манекенщицы.

Его коллекции молодежь называет "cool", хотя он придумывает их уже 30 с лишним лет и хотя он ненавидит слово "cool". Он всегда шел против течения, наперекор мнению коллег. Может быть, именно поэтому ему всегда удавалось то, что было не под силу другим. Стоило, например, утвердиться прямым платьям, как Унгаро тут же предлагал силуэт трапеции. Женщины хотели спокойных тонов, а кутюрье одевал их в яркие. И самое удивительное - им это чрезвычайно нравилось... Последние несколько лет, когда в парижском дизайнерском цехе, кажется, все без исключения пленены идеями грубоватого минимализма, Эмануэль Унгаро упорно продолжает проповедовать роскошь и цвет. "Я навсегда останусь максималистом, - любит повторять он. - Мои вещи заставляют женщину чувствовать себя свободной. Она их может носить, не задумываясь ни о каких ограничениях".

 

Это принесло ему много верных клиентов, особенно в США. Ведь его платья и костюмы при всей своей элегантности неизменно очень сексуальны. Иначе почему уже пятое поколение красоток приходит в его бутик на авеню Монтень?.. (Недавно, кстати, заглянула Бритни Спирс. "Кто такая эта Спирс?" - спросил он у Джамбаттисты Валли, молодого парня, который с недавних пор работает у Унгаро арт-директором и подает большие надежды. "Спросите у вашей дочери, мсье", - ехидно ответил Валли.) И иначе почему он снабдил свое последнее творение из области парфюмерии, аромат Desnuda, кисточкой? Этой кисточкой можно гладить себя за мочкой уха, щекотать шею... И при этом делать вид, что ты всего лишь наносишь на себя аромат! Женщина хочет удовольствия. И Эмануэль Унгаро это прекрасно знает.

 

Унгаро - один из тех немногих, которые долго сохраняли свою независимость - как в личной жизни, так и в бизнесе. Но в 1989 году он женится на прекрасной итальянке Лауре Фанфани, а в 1996 году руководство его делами было передано итальянской компании «Ferrogamo». Сам же Унгаро по-прежнему погружен в творчество.