"Музей" Кристиана Лакруа

Самой характерной чертой своего характера Кристиан Лакруа (Christian Lacroix) всегда считал незаметность. Вначале, казалось бы сама судьба потакает этой черте.

Родился он в 16 мая 1951 года Провансе в маленьком провинциальном городке Арль в семье простых служащих. Спокойный характер и вдумчивость, казалось бы, определили для Кристиана и будущую профессию - он решил стать хранителем музея. Всё к тому и шло. Изучение истории искусств, литературы и древних языков в Университете Монпелье обеспечило Лакруа блестящее классическое образование. Но три события (два - закономерных и одно - случайное) в корне меняют его судьбу.

Во-первых он поехал в Париж (а как извстно, столицы любят талантливых провинциалов). Во- вторых, он поехал туда, чтобы собрать материал для работы над диссертацией по истории костюма XVII века (как известно, Париж - столица моды). И, наконец, в-третьих, на него обратила внимание симпатичная девушка (а как известно столичные девушки часто примечают талантливых провинциалов, особенно если те занимаются модой).

 

Звали девушку Франсуаза, и действовала она решительно! Даже не долистав альбомы Кристиана с зарисовками, она уже знала, как ему жить дальше. Водрузив на будущего кутюрье эти самые альбомы, Франсуаза отправила его к признанным авторитетам в области моды (ими оказались Карл Лагерфельд и Пьер Берже). Что скрывать, тогда, в начале 70-х, в околомодной парижской среде Кристиан был всего лишь студентом-провинциалом, Франсуаза же - своим человеком. Она-то и представила его людям, обладавшим в этом мире определенным весом. К следующему пункту назначения по плану бойкой парижанки - свадебному алтарю - они, соответственно, отправились вместе. Только после этого Франсуаза вроде бы угомонилась, но только внешне. Любовь, ум и интуиция этой женщины отныне стояли за всеми успехами Кристиана Лакруа.

А Парижу оставалось лишь изумленно наблюдать за тем, как легко и непринужденно покоряет скромный и застенчивый провансальский парень вершины модного Олимпа.

 

 

РЕПЛИКА

Жена, Франсуаза Лакруа:
"Для меня он очень много значит, потому что это мой муж. С ним связана вся моя жизнь и громадное количество событий, а также все, что связано с его работой, мы очень близки и все свои творческие искания он делит со мной. Нас очень многое связывает. Я не работаю в доме Лакруа, не являюсь сотрудником фирмы, но зато делю с ним большую часть подготовительной работы над коллекцией, которую он придумывает. Поистине, браки совершаются на небесах."

Работа ассистентом в Доме Hermes (1978 г.), а затем в Доме Guy PAULIN (1980 г.) - была бесценной практикой для будущего мэтра. В 1981 году он взял на себя «от кутюр» в традиционном Доме Пату. Именно так он поразил и восхитил всех своими будоражащими красками, эффектными аксессуарами и, конечно, своим скандально знаменитым «пуфиком».

Дважды, в 1986 и 1988 гг., он становился обладателем высшей награды в области моды во Франции - «Золотой наперсток». В 1988 г. его портрет появился на обложке журнала «Time» (Кристиан стал третьим после Диора и Армани модельером, удостоенным подобной чести).

 

В 1987 году при финансовой поддержке кампании LVMH Лакруа смог открыть собственный дом «от кутюр» в центре Парижа в роскошном особняке на Фобур Сент-Оноре, 73.. Первый показ вызвал такую же бурю восторгов, к четвертью века раньше коллекции Диор и Сен-Лорана. За свою вторую коллекцию он был вновь награжден желанным «Золотым наперстком», который однажды уже получил за коллекцию высокой моды дома Пату. В том же году Лакруа приехал в Нью-Йорк, где демонстрация его роскошной коллекции совпала с биржевым крахом.

 

 

«Платья, отличающиеся таким блеском и вызывающей роскошью, мир видел в последний раз в XVIII столетии, когда французские аристократы ехали на гильотину в грохочущих по булыжнику повозках» - писала светская журналистка Джулия Баумгольд после дебюта Лакруа в 1987 году. Лакруа, как и упомянутым аристократам, все это не прошло безнаказанно. Многие упрекали его в создании вычурного китча, типичного для 80-х с их отсутствием чувства меры.

 

Оппоненты Лакруа упустили из виду, что этот модельер владеет своим ремеслом как никто другой - и при этом обладает остроумием и смелостью. На одну лишь роскошь полагаются только консервативные салоны «от кутюр». У Лакруа присутствует и панковская дерзость: подобно уличным творцам, он смешивает вместе все то что ему нравится или просто бросается глаза. А поскольку он видит и знает больше, чем обычные панки, то результат часто оказывается шокирующе пестрым и роскошным. Но является ли это непремено грехом? Тот, кто лишает моду легкости - убивает ее. А ведь высокая мода уже казалась мертвой, когда Лакруа вдохнул в н новую жизнь в начале 80-х годов.

 

Первая же коллекция Кристиана Лакруа взбудоражила похрапывающую на показах публику буйством красок и неуемной фантазией, родившейся еще в детстве, когда юного Кристиана очаровывали старинные праздничные платья арлезианок, сказочная аура пышных театральных представлений на древних античных аренах, роскошные костюмы тореро, живописные одежды цыган, кочующих по просторам Прованса. «Волшебник из Арля», «король роскошного стиля», «певец современного барокко» - Париж изощрялся в эпитетах. Сам Лакруа довольно сухо, но предельно точно «подсказал» секрет собственного стиля: «Современную моду питает смешение культурных и этнических традиций».

 

 

 

Действительно, в коллекциях модельера на первый взгляд хаотично и безумно, на деле же выверено и расчетливо «наворочена» эклектика культур и эпох разных стран и народов. Лакруа смело экспериментирует с фактурой, собирая по мозаичному принципу бархат и кружево, и суперсовременные ткани, кожу и мех. Ту же фактуру он использует и при создании роскошной бижутерии. Лакруа стал законодателем моды «лоскутной техники» - patchwork, когда благодаря кропотливой ручной работе фрагменты тканей соединяются, как на картинах Густава Климта. Творчество такого уровня не подвластно контролю сознания. Кристиан Лакруа сам признается, что не знает, откуда что берется, но ему кажется, что процесс создания платья для него равноценен сеансу психоанализа.

 

Он смело балансирует на грани кича и утонченной роскоши, предлагая пышные драпировки, платья с завышенной талией, силуэты, подходящие скорее далекой исторической эпохе, нежели веку технического прогресса.

"Долой корсет" - так звучал лозунг начала XX века. А в конце столетия Лакруа снова показывает на подиуме корсет, представив его во всевозможных вариантах и расцветках, но уже как самостоятельную верхнюю часть одежды, в комбинации с разными юбками


Его идеи были нарасхват: то, что Кристиан Лакруа воплощал в коллекциях haute couture, моментально копировалось дизайнерами "готового платья". Впрочем, Лакруа недолго испытывал муки профессиональной ревности - в 1988 году он представил свою первую коллекцию Pret-a-Porter, к которой в 1994 году присоединилась спортивная одежда под названием «Базар». Но главным для модельера, как и раньше, остается его избыточно-роскошный «от кутюр», который, как написал однажды журнал «Деталь», «дарит нам веселую улыбку".

 

РЕПЛИКА

Мишель Пикколи:
"Это единственный кутюрье, который не воспринимает себя всерьез. Мне кажется, что это у него самая мощная фантазия в области высокой моды, или низкой. Не знаю, какая она."

 

Кстати Мишель Пикколи пошутил очень метко, потому что сам Кристиан Лакруа все больше убеждается в том, что не всякая высокая мода достойна называться высокой. Есть модели, которые выиграли бы в прет-а –порте и были бы значительно дешевле. Так он убежден, что трикотажные футболки, будь они хоть расшиты жемчугом и бриллиантами не есть от кутюр. А вот сверхсложные по крою платья, облегающие фигуру, как вторая кожа – это великое искусство. На протяжении многих лет его спрашивают, зачем нужна высокая мода. И он всегда отвечает – ни за чем. Потому что, не имея конкретного предназначения, высокая мода является элементом культуры. А зачем нужна культура?

 

Сегодня Кристиан Лакруа считает себя счастливейшим из людей. По-прежнему рядом с ним верная Франсуаза, а страсть к историческому костюму помогла утвердить собственный стиль в современной моде, у которого множество последователей. При этом кутюрье создает и настоящие исторические костюмы, без всяких ссылок на тенденции и моду, - для театральных спектаклей.

 

 

РЕПЛИКА

Мирей Матье:

"Кристиан Лакруа – это великий художник, которого я очень люблю. И в жизни, и на сцене я всегда одеваюсь от Лакруа. Я всегда восхищаюсь тем, как удивительно он умеет комбинировать разные ткани, разные цвета, он любит очень глубокие и насыщенные тона и необычные сочетания. У нас с Кристианом Лакруа общие корни. И он, и я родом из Прованса. И мы очень тонко чувствуем друг друга. Поэтому он очень хорошо понимает, что нужно мне для сцены. Я всегда заказываю у него свои сценические наряды."

 

Недавно, Кристиан Лакруа взвалил на свои плечи еще одну ношу: в апреле 2002 года было объявлено о назначении его креативным директором итальянского Дома Emilio Pucci. "Я вне себя от радости, - говорит дизайнер. - Пуччи всегда был одним из наиболее почитаемых мною дизайнеров и примером для меня."

 

Очевидно, Бернар Арно (Bernard Arnault) - глава концерна LVMH, контролирующего и Christian Lacroix, и Pucci - хочет максимально использовать имеющиеся в распоряжении LVMH ресурсы, к тому же Лакруа с его пристрастием к ярким цветам и рисункам как никто другой подходит для возрождения некогда знаменитого Дома.

 

  Полезная информация